Старики и дети

02.06.2014

В Минском доме–интернате для престарелых и инвалидов на улице Ваупшасова нашли кров 420 стариков. Из них 86 процентов — лежачие больные и инвалиды–«колясочники». У многих есть родственники, но близкие посещают от силы 45 человек. Да и то не всегда, чтобы поддержать добрым словом, — приходят в день пенсии за деньгами или с надеждой улучшить свои жилищные условия. Поэтому на плечи сотрудников интерната ложится забота обо всех: и о тех, кто по воле судьбы остался один, и о тех, кто одинок при живых детях. Некоторые ведь, случается, даже отказываются хоронить собственных родителей…
dp11

Дороги одиночества

dpДиректор дома–интерната Вера Лейковская говорит, что сюда пенсионеров приводят разные обстоятельства. Кто–то сам хочет здесь обосноваться, кто–то — вынужден. У некоторых родственники постоянно живут за рубежом, а другие находятся в интернате временно: от месяца до года. Кое–кто в тайне от детей собирает документы, шокируя их, когда все становится известно. И не всегда предпочитают казенный дом те, к кому плохо относятся дома. К примеру, инвалиды–«колясочники» и при достаточном внимании часто вынуждены быть одни, ведь дети на работе. А если квартира на третьем этаже в доме без лифта, то больной пенсионер оказывается заточенным в четырех стенах. Дом престарелых в этом случае — лучший выход.

Интернат — сознательное решение и совершенно одиноких людей. Обычно они оформляются сюда, когда уже не могут самостоятельно себя обслуживать. Как Мария Антоновна, бойкая седая старушка, которая живет здесь уже 13 лет. Сама сирота. Переехала в Минск, когда получила распределение на тракторный завод. Всю жизнь на производстве. Моталась по общежитиям да баракам, пока не получила квартиру. Уже будучи на пенсии, практически ослепла. Помощи ждать было неоткуда: замуж не вышла, детей не родила. Обратилась в местную администрацию и отправилась в дом престарелых. Сейчас она ждет маленькую одноместную комнатку после ремонта и говорит, что своей жизнью очень довольна.

Александр Владимирович семь лет назад в интернат пришел тоже своими ногами. Квартиру оставил жене и сыну. Пенсия маленькая, ее не хватило бы на собственное содержание. Но он заблаговременно продал дачу, и теперь двоюродная сестра платит дому–интернату из этих денег. Жена и сын не помогают ни рублем. Зато исправно приходят за средствами на жизнь в день получения пенсии. Александр Владимирович сетует: сын вырос бестолковый, не работает и не женится никак, а так хотелось бы внуков… Я смотрю ему в глаза и вижу: несмотря ни на что, он привязан к своей семье, ни слова упрека.

Черствые сердца

dp2По словам Веры Лейковской, дети избавляются от родителей в трех случаях: либо чтобы выгодно решить квартирный вопрос, либо у пенсионера серьезные проблемы со здоровьем, либо великовозрастное чадо не в силах простить каких–то старых обид.

Есть просто ужасающие примеры. Скажем, жили отец и сын в частном доме. В честь свадьбы старик сделал молодой семье подарок: отписал половину дома. Сын и рад: отгородил свою часть, сделал отдельный вход, а отец стал нежеланным гостем. Вот пенсионер и собрал вещи в дом престарелых. Сын навещать его и не думал. Правда, через год опомнился и стал наведываться с разговорами о… второй половине дома. Под напором старик сдался. Тут след сына сразу простыл. Через какое–то время выясняется: он задолжал интернату деньги на содержание отца — пусть, мол, государство обеспечивает. Когда старик умер, сынок снова объявился — ведь ему сказали, что остались какие–то отцовские сбережения…

В доме престарелых живет бывший капитан Вооруженных Сил — «король Лир» нашего времени. В свое время он построил две квартиры, которые подарил детям. Но дочь предложила переехать к брату, а тот скоро просто выгнал старика. Так он и оказался в интернате один–одинешенек. Сын приезжал всего несколько раз — очень хотел, чтобы и отцовский гараж официально перешел ему. Стоило оформить документы, как исчез из жизни папы уже навсегда.

Одна дочка определила маму в дом престарелых не потому, что ее семье негде было жить: очень уж удачно была расположена квартира пенсионерки, в самом центре, — хорошие деньги можно взять за аренду. Другая семья из–за пресловутых квадратных метров и вовсе принялась изводить по–всякому отца, инвалида по зрению, и бабушку — ветерана Великой Отечественной войны. Пенсионеры сочли за лучшее казенные стены…

Асоциальный образ жизни — отдельная тема. Часто дети–алкоголики просто вынуждают родных уходить куда глаза глядят. Вот Наталья Ивановна, ветеран войны, оказалась в интернате после того, как соседи несколько раз видели, что она ночует на улице. Пьющий сын, оказалось, не только избивал мать, забирал у нее пенсию, но и выставлял за порог. Это сердобольные соседи оформили сюда старушку и теперь сами оплачивают ее проживание… Или, наоборот, состоявшиеся образованные люди не пускают на порог оступившегося отца или мать. Приходит человек из тюрьмы, а жить уже негде. Или запил — и тут же оказался за бортом. Сейчас в доме престарелых живут 42 инвалида–«колясочника», которых сделали бомжами собственные дети. Бывает и так: злоупотребляющего спиртным старика дети сами оформляют в дом–интернат. Наведывать наведывают, но не забирают даже на день…

***

В доме престарелых можно жить как за счет государства, так и платно. Пенсии не всегда хватает. И тут приходит черед отпрысков заботиться о родных. По словам адвоката Юрия Щербича, статья 100 Кодекса о браке и семье прямо устанавливает: совершеннолетние трудоспособные дети обязаны помогать материально своим пожилым нетрудоспособным родителям. Однако не все согласны с законом. С некоторыми дому–интернату приходится даже судиться. Ежегодно — несколько таких исков. В этом году — пока три.

И все равно, по словам Веры Лейковской, многие обитатели интерната ждут, что за ними приедут. Но забирают немногих. На время отпуска или летом на дачу. И только считанных стариков — насовсем.

Председатель комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Жанна Романович говорит, что повернуться к родителям лицом отдельных граждан заставляет угроза потерять квартиру или иные имущественные права. Бывает, только в ходе подготовки договора пожизненного содержания с иждивением родственники начинают заботиться, помогать. И это, в сущности, не так уж плохо. Ведь цель — вовсе не в том, чтобы забрать пенсионера в дом–интернат. Важно сохранить для него семью, потому что тепло близких им гораздо нужнее.

Цифры «СБ»

Проживание в домах-интернатах обходится в среднем в 2,8 млн. рублей в месяц.

Сегодня в Минске почти 450 тысяч пенсионеров.

Есть альтернатива

У стариков есть способ самостоятельно обеспечить себе спокойную старость — пожизненное содержание с иждивением. Этот проект второй год работает в Минске. Суть в том, что одинокий человек в возрасте от 70 лет, имеющий в собственности квартиру, на которую не претендует третье лицо, заключает специальный договор либо с интернатным учреждением, либо с территориальным центром социального обслуживания населения. Можно отдать свою квартиру в коммунальную собственность города и переехать в дом престарелых на полное государственное обеспечение, при этом получая в полном размере пенсию и рентную плату за квартиру (1 — 3 базовые величины в зависимости от состояния жилья). Или же остаться жить дома, получая свою пенсию и рентную плату, а также заказывая определенный набор услуг (приготовление еды, сопровождение в поликлинику, стирка, уборка квартир и др.). Причем договор может быть расторгнут, если суд решит, что условия не соблюдаются.

Советская Белоруссия №165 (24302). Среда, 4 сентября 2013 года.
Автор публикации: Екатерина ДМИТРИЕВА
Фото: Александр РУЖЕЧКА

Читать статью полностью на портале «СБ»: http://www.sb.by/